Социальная мысль

Со времен античности существуют различные системы общежития, в которых отдельные человеческие существа (индивиды) создают и поддерживают взаимно полезные ассоциации. Проблемы, обусловленные совместным проживанием (например, в полисе, т.е. в городе-государстве Древней Греции), породили различные теории человека (которого мы будем называть «индивидом») в его отношении к человеческой общности («обществу»). Два основных направления социальной мысли, сохранявшиеся на протяжении многих веков, получили названия платоновского и аристотелевского. Платон подчеркивал приоритет государства по отношению к индивиду, который, чтобы стать настоящим членом общества, должен был воспитываться в духе подчинения власти. Для Аристотеля человек социален по своей природе; именно социальность позволяет индивидам жить вместе и вступать в отношения друг с другом, что приводит к такому же естественному возникновению семей, племен и в конечном итоге государства. Насколько эти идеи в действительности принадлежат Платону и Аристотелю или их интерпретаторам, мы сейчас оценивать не будем. Просто эти имена обозначают две традиции социальной мысли, которые в наше время обозначаются как социоцентрированный и индивидуально-центрированный подходы. Первый подчеркивает определяющую роль социальных структур (систем, институтов, групп) в опыте и поведении индивида. Второй, напротив, объясняет социальные системы через свойства и функции индивида.

В истории социальной мысли идея первичности влияния общества на человека принимала различные формы. Для Гегеля, немецкого философа-идеалиста, государство являлось не только высшей формой общества, но и земным воплощением мирового (объективного) разума, активным участником которого является индивидуальный разум отдельного человека. В дальнейшем идея Гегеля получила свое развитие в концепции над-индивидуального, группового сознания. Для современных авторов, трактующих социальную психологию как центрированную исключительно на индивиде, идея социального разума является основополагающей. Теория общественного устройства может быть положена в основу социально-психологической теории. В качестве примера сошлемся на социальную психологию Г. Мида, называемую теорией символического интерак-ционизма.

В долгой предыстории социальной психологии мы можем найти другие значимые теории первичности общественного начала и общества относительно индивида; однако сейчас мы приведем некоторые примеры противоположного подхода, создавшего философские предпосылки социальной науки, центрированной на индивиде. Поскольку, воооще говоря, психология в целом и социальная психология как ее составная часть представляют собой исследование опыта и поведения индивида, следует ожидать значительного влияния теорий индивидуализма на указанные области знания. К сожалению, термин «индивидуализм» имеет такое множество оттенков понимания, что его нельзя использовать без принципиальных пояснений. Одним из его толкований, значимых для психолога, является представление об «абстрактном» индивиде, согласно которому базовые человеческие психологические особенности (называемые инстинктами, потребностями, страстями или желаниями) «следует рассматривать как данность, независимо от социального контекста». Поскольку эти черты полагаются неизменными, группа представляет собой объединение или продукт индивидуальных «способностей». В качестве подраздела психологии социальная психология с самого начала определяется как научное исследование индивида в социальном контексте. Акцентируя внимание на индивиде, социальная психология тесно смыкается с общей экспериментальной психологией, если не становится ее частью. Недавно индивидуализм в психологии был охарактеризован и подвергся критике как центрированное на себе «отрицание другого». С момента разграничения двух подходов в социальной мысли — центрированного на обществе и центрированного на индивиде — появились две различные социальные психологии.

Философия