Социальная психология в Северной Америке

Основным достижением 1930—1940-х годов было исследование и преимущественно измерение установок (см. Danziger, 1997, и гл. 8). Интерес к этой теме, особенно к проблеме изменения установок, сохранялся в 1950-е и 1960-е годы (Petty & Wegener, 1998 а; см. гл. 8). Для историка сами техники измерения установок, предлагаемые начиная с середины 1920-х годов, не так интересны, как подкрепляемый все новыми методическими успехами рост уверенности в том, что «установки можно измерять». Это обстоятельство подтверждало научный статус экспериментальной психологии.

Следующим успехом были серии экспериментальных исследований изменения мнения в рамках Йельской программы изучения коммуникации. Сегодня приоритет экспериментальных исследований над полевыми, а также измерения над наблюдением узаконен учебными планами и критериями отбора материала для публикаций в исследовательских изданиях. Кроме того, успех кампаний по сбору средств и получение грантов в немалой степени зависят от методической изощренности проектов. Явление, получившее название «кризиса» в социальной психологии 1970-х годов, когда с различных позиций обсуждалась социальная бессмысленность многих работ, главным образом было вызвано господством методов над проблемами.

Всякий раз, когда под давлением социальных и политических проблем ощущалась необходимость сотрудничества с социальной психологией и доверия ей, история науки отмечает отклонения от генеральной методологической линии. Так, например, в 1930-е годы было создано Общество психологического изучения социальных проблем. Или в 1940-х годах, когда под натиском нацизма и фашистского террора социальные психологи стран, не завоеванных фашистской Германией, не только помогали выиграть войну, но и разрабатывали планы лучшего мира и демократического устройства общества. Одним из них был Курт Левин, еврейский беженец из Берлина, член группы гештальт психологов, стремившейся прямо или косвенно влиять на социальную психологию. Левин, хорошо понимавший происходящее в Германии, а потом и в Европе, стал социальным психологом, применив свою теорию поля к исследованию групп. Подход Левина представляет собой прежде всего общую методологию, а не теорию. В его основе лежит принцип взаимозависимости, подчеркивающий первичность целого (ситуации, или поля) над его частями. Теория поля позволила Левину и его ученикам проводить эксперименты с группами (как прототипами «силовых структур поля»), а также работать с членами реальных сообществ в надежде изменить их поведение, мораль, предубеждения, стиль лидерства и т.д. Этот подход был назван «активными исследованиями». Список ассистентов и учеников Левина начиная со времени его работы в Центре исследования благополучия детей университета Айовы и кончая его собственным Исследовательским центром групповой динамики, во времена Левина существовавшем в Масачуссетском технологическом институте (MIT), а теперь переместившемся в Энн Арбор, можно считать весьма впечатляющим и значительным. В этом смысле К. Левина как фигуру, вокруг которой сложилась крупная школа, можно сравнить с В. Вундтом.

К. Левин умер в 1947 г., но его идеи разделяли Картрайт, Дейч, Фестингер, Френч, Келли, Шехтер и Тибо, определившие лицо социальной психологии в Америке после Второй мировой войны, а потом и в Европе. Маркс и Хайликс даже сделали вывод, что «не будет преувеличением назвать социальную психологию Америки созданием школы Левина». Об этих американцах, испытавших на себе влияние эмигрантов, вслед за Картрайтом вполне можно сказать: «Трудно себе представить, как выглядела бы современная социальная психология без таких приехавших в Америку людей, как Левин, Хай-дер, Келер, Вертгаймер, Катона, Лазарсфельд и чета Брунсвиков». Среди эмигрантов второй по величине фигурой в социальной психологии стал Фриц Хайдер. Не имея сильной и продуктивной группы последователей, которая всегда была у Левина (до и после эмиграции), Хайдер смог повлиять на психологию межличностных отношений и казуальной атрибуции всего несколькими публикациями.

Философия