Видовая приспособленность и важность родственных связей

Исходное положение современного дарвинизма — это осознание того, что репродуктивное поведение включает в себя передачу генов следующему поколению. Эти гены (или комплексы генов) являются истинными объектами отбора. Они представляют собой генетические инструкции по созданию потомков, подобных предкам, и наиболее реальный способ заставить их, в свою очередь, передать ту же информацию своим отпрыскам. В процессе полового размножения гены одного родителя объединяются с генами другого, поэтому обычно ребенок является копией каждого из родителей только наполовину. То же самое происходит со всеми братьями и сестрами. Если мы станем рассматривать родственные особи с точки зрения полученных ими генов, заботу родителей о потомках можно охарактеризовать как пример общей тенденции помогать любому близкому родственнику.

Рассмотрим роль гена, контролирующего тенденцию помогать близким родственникам, даже если она предполагает элемент самопожертвования. Копии такого гена будут способствовать выживанию и воспроизводству избирательного альтруистического поведения. Они распространятся в популяции и будут сохраняться лучше, чем гены «неспецифического» альтруизма. Это простое логическое рассуждение было математически подтверждено Гамильтоном, подчеркивавшим, что альтруизм избирательно распространяется на родственников, являющихся носителями гена «родового» альтруизма, с вероятностью, отражающей степень их генетической связанности. Для обозначения соотношения, в котором распространяются данные гены, к тем, которые имеются у неродственных особей, Гамильтон использовал термин коэффициент родства, позаимствованный у Райта. Для родителей и ребенка, а также для родных братьев и сестер r = 0,5, тогда как для двоюродных r = 0,125. Таким образом, в терминах вероятности сохранения гена родственного альтруизма, сохранение жизни брата или сестры, в дальнейшем могущих оставить потомство, эквивалентно спасению любого из собственных детей того же возраста. Спасение двоюродных приносит меньше пользы с точки зрения поддержания нужного количества генов в популяции, поскольку они являются носителями только одной восьмой их части.

В связи с этими расчетами мы должны рассмотреть, является ли помощь родственнику заменой поддержке его прямыми потомками или она только дополняет ее. В первом случае не должно возникать необходимости в общей, или видовой приспособленности, и подобные свойства могут угасать. Если же справедлива идея совместной поддержки, помощь со стороны родственников будет иметь прямой смысл, поскольку она будет повышать видовую приспособленность.

Возвращаясь к примерам отметим, что жертвенность насекомых объясняется главным образом стерильностью солдат и работников, помогающих такому потомку матки, который способен создать свою семью. Таким образом, он оказывается солдатам и работникам более близким родственником, чем их нерожденные дети. Кровное родство лежит в основе всех видов объединений социальных животных, например совместной охоты диких собак. Родительская забота также обеспечивает содействие взрослых особей выживанию их детенышей. Она также может служить примером альтруизма, обусловленного родством.

Применительно к человеку видовая приспособленность объясняет значимость родственных связей во всех обществах, а также заботу и поддержку, оказываемую близким родственникам. Традиционное использование незнакомых людей в качестве испытуемых в лабораторных социально-психологических экспериментах позволяет обойти проблему родства, которая имеет столь большое значение в дарвинистском понимании социального поведения.

Структура