Выраженные половые различия

Первое положение, приведенное в табл. 2.3, является следствием принципа минимального родительского вклада. Мужчина может ограничиться предоставлением спермы, вклад женщины с необходимостью оказывается значительно больше. Таким образом оплодотворение многих женщин является для мужчин стратегией поддержания жизни (до тех пор, пока есть кто-то, заботящийся о ребенке). Напротив, если женщина оплодотворена, последующие связи становятся излишними.

В большинстве человеческих обществ отмечаются долговременные союзы между мужчиной и женщиной (моногамия) — ситуация, прямо противоположная кратковременным связям наших ближайших родственников — шимпанзе и бонобо (карликовых шимпанзе). Однако кросскультурные исследования показывают, что многие культуры позволяют мужчинам с достаточными средствами иметь более одной жены; в мире животных подобная ситуация обозначается как полигамия.

Существует убедительное подтверждение тому факту, что институционализация моногамных отношений затушевывает различие природы мужской и женской сексуальности. Моногамия предпочтительна женщинам; мужчины же, если имеется такая возможность, ищут большего сексуального разнообразия. Подобное поведение обычно контролирует факт выбора партнера женщиной, а также возможность потерять уже имеющегося партнера. В тех обществах, где ситуация иная, врожденная мужская склонность проявляет себя в поведении. История показывает, что, если мужчины, наделенные властью, могли определять поведение многих женщин или быть для них привлекательными, они это и делали. Поведение мужчин-кинозвезд или рок-исполнителей, а также некоторых политиков является примером той же тенденции и сегодня. Женщины могут отказаться от моногамии, когда брак не удовлетворяет их с точки зрения житейской приспособленности или возможностей мужа. Если доступные мужчины различаются значительно, женщины могут предпочесть полигинию в отношении мужчины, имеющего высокое положение, но уже женатого. Если у женщин небольшой выбор долговременных партнеров, они могут пойти на кратковременные союзы.

Еще один источник доказательств в пользу идеи о различии сексуальных склонностей — это различие сексуальных стратегий в гомосексуальных связях. Саймонс доказывает, что подобные ситуации демонстрируют поведение представителей обоих полов, когда их не волнуют ожидания представителя другого пола относительно их сексуального поведения. Американцы из сообществ геев (pre-HIV/AIDS gay communities of the United States) обычно имеют много партнеров, тогда как лесбиянки создают союзы, подобные гетеросексуальным семьям, если не еще более прочные. Саймоне заключает, что гетеросексуальные мужчины так же, как и гомосексуальные, должны были бы вступать в половой контакт с незнакомками гораздо чаще, участвовать в анонимных оргиях, посещать бани и задерживаться на 5 минут для совокупления в общественных туалетах по дороге с работы, если бы женщин интересовали подобные контакты. Однако они их не интересуют.

Многие исследования, использующие более ортодоксальные социально-психологические методы, подтверждают рассуждения Саймонса. Обычно людей анонимно спрашивают, что бы им хотелось сделать, если бы они могли не опасаться неблагоприятных для себя последствий. Среди старшекурсников-мужчин (по сравнению с женщинами) отмечалось выраженное желание иметь больше сексуальных партнерш и стремление вступить с женщиной в половой контакт после не продолжительного знакомства. Мужчины в четыре раза чаще по сравнению с женщинами сообщали, что они действительно стремятся к половому контакту с анонимной представительницей другого пола, которая не менее привлекательна, чем его нынешняя подруга, если это не будет рискованно и останется без последствий. Женщины в два с половиной раза чаще сообщали, что они вовсе не стремятся к контактам с незнакомцами.

Кларк и Хетфилд пошли дальше простых опросов о желаниях людей. К студентам, оказавшимся участниками исследования, приближался умеренно привлекательный представитель противоположного пола и задавал им один из трех вопросов после крайне непродолжительного периода установления контакта с помощью фразы: «Я видел(а) вас в студенческом городке. Мне кажется, что вы очень привлекательны». Вопросы были следующими: «Не согласились бы вы провести со мной сегодняшний вечер?»; «Не согласились бы вы прийти ко мне домой сегодня вечером?» 50% мужчин согласились прийти на свидание, 69% — прийти в гости и 75% — были готовы к половому контакту. Среди женщин прийти на свидание согласились примерно столько же человек, но ответы на два последующих вопроса заметно отличались от мужских: в гости согласились прийти 6% женщин, а вступить в связь — ни одна. Итак, экспериментальные данные подтверждают справедливость выводов Саймонса, полученных при исследовании гомосексуального поведения.

Структура