Развитие языка

С 1960-х годов психолингвистов особенно занимала дискуссия относительно природы языка и его роли в нашем понимании человеческой природы. После публикации работ американского лингвиста Ноэма Чомски разгорелись страсти по поводу предположения, что любая грамматика слишком сложна, и только специальное (врожденное) знание позволяет освоить язык за несколько первых лет жизни. Если эта гипотеза верна, она несомненно ставит крест на теориях, согласно которым все знание приобретается опытным путем и что дети необыкновенно пластичны. Исходя из гипотезы Чомски. «истоки всего» следует искать очень глубоко, в генетических задатках ребенка.

Язык ставит интересные вопросы перед всей психологией как наукой. В основном они исследуются вне социальной психологии, например в психолингвистике. Однако, если мы проследим ход мысли авторов, пытавшихся понять процесс овладения языком, мы сразу обнаружим, что их непосредственно интересуют те же факторы, что требуют внимания социальных психологов развития.

Социальные факторы освоения языка

Дерзкие идеи Чомски вызвали настоящую лавину исследований начальных стадий освоения языка. Многие находили подтверждения гипотезы врожденного знания в запутанности и быстроте нормального развития. Эта точка зрения преобладала среди лингвистов. Другие в не меньшей степени были поражены ранними успехами ребенка, но и видели связь между освоением языка и другими направлениями развития, особенно в познавательной сфере. Эта тема привлекла внимание многих исследователей.

Социальные аспекты развития языка исследовались менее активно, главным образом потому, что роль межличностных или средовых влияний в этом процессе казалась поставленной под сомнение некоторыми ранними находками психологов развития. Например, было обнаружено, что ребенок строит грамматические конструкции соответственно правилам, а не просто копируя образцы высказываний взрослых. Так, они порождают сверхнормативные конструкции вроде «coined», «ranned», «mouses», «mans», которые не являются копиями высказываний взрослых, а имеют собственную формально непротиворечивую логику. Часто дети остаются глухи к попыткам родителей исправить их лингвистические «ошибки».

Тем не менее детальный лонгитюд, проведенный Брауном на трех американских дошкольниках, показал, что одним из наиболее плодотворных направлений в исследовании развития языка является анализ спонтанных высказываний в естественных ситуациях. Многие другие исследователи вняли этому его совету-, и скоро стало ясно: высказывания, порождаемые ребенком, связаны с его социальным опытом: с тем. что говорят и делают другие люди: как они строят свои фразы, обращенные к ребенку; с теми возможностями и обратной связью, которые они ему предоставляют. В 1980-е годы возникла новая волна исследований языка детей, которую можно обозначить как «препарирование» социального контекста его развития.

Обнаружился ряд существенных сторон языка, на развитие которых влияют социальные факторы. Например, в соответствии с известным фактом интереса детей к отличительным признакам людей, исследователи отметили избирательность внимания младенцев к голосам, как правило, высоким и с меняющейся интонацией. Лица, ухаживающие за ребенком, упрощают свою речь, обращаясь к малышам, говорят медленнее, более короткими и простыми фразами, ставят больше акцентов и чаще прибегают к повторениям, чем при разговоре взрослого со взрослым. Родители много делают для создания и последующего использования осмысленного контекста для формирования у детей языкового опыта. Они ловят внимание ребенка или направляют его (например, с помощью интересного объекта), а затем дают ему речевое обозначение («Посмотри, это горилла!»; «Мама взяла печенье»). Ребенок осваивает язык не в одиночестве. Это интенсивное взаимодействие, подкрепляемое социальным контекстом.

Формирование