Понимание социального мира

Если мы перейдем к более широкому пониманию социальной структуры, например, отношениям между различными общностями или этническими группами, нам придется выйти за рамки простых формально-логических суждений. Тежфел постоянно подчеркивает, что в этой области познавательные и аффективные факторы сосуществуют нераздельно. Люди не просто «распределены» по различным группам; они склонны иметь достаточно сильные чувства относительно своего членства в группе и относительно других групп.

Предубеждения — это одна из центральных тем в социальной психологии. Существуют смелые гипотезы, объясняющие уничижительные установки в отношении других людей, основанные на их членстве в социальной группе. Практическая необходимость понимания причин и следствий подобной враждебности очевидна.

Предрассудки взрослых не возникают на пустом месте. Обращаясь к истокам, невозможно не рассматривать их в плане развития. Когда, например, дети начинают классифицировать людей в соответствии с их социальной принадлежностью? Когда у них впервые появляются предубеждения? Почему некоторые дети являются (или кажутся) очень предубежденными, а другие нет? Ответы на эти вопросы не столь однозначны, как можно было бы ожидать.

Дети способны отличать некоторые признаки этничности, например цвет кожи, уже в дошкольные годы. Кларк и Кларк обнаружили, что маленькие американцы с вероятностью, превышающей случайную, различают «белых» и «черных» кукол, предлагаемых им экспериментатором на выбор. Дети трех лет справляются с задачей «хорошо», а пятилетние — практически «отлично». Конечно, можно возразить, что это просто тест на цветоразличение; однако Кларки также обнаружили, что и белые, и черные дети были склонны отождествлять себя с куклой, обладающей общими с ними этническими признаками. Эти и другие авторы сообщают, что при решении подобных задач дошкольники проявляют этнические предпочтения.

У детей также формируются взгляды по поводу значимости национальной принадлежности. В шесть-семь лет, хотя практическое знание различных стран у детей минимально (так же, как они мало знают о сохранении количества), их эмоциональное отношение уже вполне сформировано и они твердо знают, какие страны им нравятся, а какие нет. В серии исследований детей в возрасте от шести до двенадцати лет, проведенных в Англии, Нидерландах, Австрии, Шотландии, Бельгии и Италии, Тэжфел и Яхода со своими тремя помощниками просили детей сказать, какие фотографии молодых мужчин им нравятся, а какие нет. Отдельной задачей было обнаружение фотографий, как им казалось, мужчин своей национальности. Оказалось, что младшим детям больше нравились фотографии, как им казалось, своих соотечественников; у более старших детей предпочтение было менее выражено, хотя в некоторых странах вероятность его проявления превышала случайную.

Для Тэжфела значимость подобных результатов состоит в том, что они «доказывают высокую чувствительность младших детей к наиболее примитивным сторонам систем ценностей своих сообществ». Этот факт не менее важен при рассмотрении процесса формирования националистических и этнических предубеждений, нежели прямой анализ их ставших форм у взрослых. Например, корреляции между детскими предубеждениями и предрассудками их родителей, обнаруженные в некоторых исследованиях, оказываются слабо выраженными. Взгляды детей не являются простой копией родительских или каких-либо иных, значимых в их сообществе. Фактически, в четыре-пять лет этические установки детей выражены сильнее, чем у взрослых. Это результат установления первых социально-когнитивных зависимостей, опирающихся на непосредственно воспринимаемые признаки (такие, как цвет кожи, одежда, язык) и выступающих в качестве основы для сравнения себя с другими.

Формирование