Выбор стратегии исследования

Эксперименты и квази-эксперименты

Организатора исследования не интересуют физические и социальные условия, в которых происходит сбор данных (например, у респондента дома, в магазине или на перекрестке), и он полагает их незначимыми. Условия сбора данных в гораздо большей степени интересуют других исследователей; как правило, потому что они хотят проанализировать связь между особенностями ситуации, начиная от ее социальных признаков (например, происходит ли интересующее их событие на людях или наедине) и кончая физическими (идет ли сейчас дождь, насколько сейчас жарко и т.д.), а также определенными аспектами индивидуального или группового поведения (например, насколько конформистскими являются демонстрируемые установки, насколько позитивны социальные суждения или в какой степени агрессивно поведение). Исследование данного типа значительно ближе к причинному объяснению явлений, чем простые опросы или интервью.

Стараясь решить проблему причинного объяснения явлений, социальные психологи обычно используют некоторые варианты экспериментального метода. Таких вариантов множество. Наиболее часто используются квази-эксперимент и истинно рандомизированный эксперимент. Они отличаются друг от друга по двум параметрам исследовательских стратегий, которые мы обозначили выше: по степени реализма ситуации, в которой осуществляется сбор данных, и возможностям контроля исследователя над ситуацией. В типичном случае квази-эксперимент проводится в реальной жизни, в «обычных» условиях. Здесь полный контроль ситуации экспериментатором невозможен. Это определяется самим фактом протекания эксперимента в естественных условиях. При квази-эксперименте степень реализма ситуации относительно высока, а контроль за ней в известной степени ограничен. Напротив, истинно рандомизированный эксперимент позволяет экспериментатору полностью контролировать ключевые особенности ситуации, но реализм при этом заметно утрачивается. Иногда оказывается возможным проводить истинно рандомизированные эксперименты в естественных условиях; это так называемые полевые эксперименты.

Для того чтобы понять различие между квази-экспериментом и истинным экспериментом, необходимо определить, какой смысл мы вкладываем в понятие «эксперимент». Эксперименты представляют собой исследования, в которых проверяется влияние одного класса переменных (независимых переменных) на другой (на зависимые переменные). В истинно рандомизированном эксперименте исследователь способен контролировать независимую переменную и одновременно то лицо, на которое она оказывает влияние. Еще более важно то, что экспериментатор может распределять участников эксперимента случайным образом относительно различных условий. Истинные эксперименты чаще проводятся в лаборатории, где исследователь может контролировать большее количество параметров ситуации. В квази-эксперименте исследователь не может контролировать, кто именно подвергнется воздействию независимой переменной. В типичном квази-эксперименте реально существующим группам людей предъявляется (или не предъявляется) независимая переменная. Квази-эксперименты чаще проводятся в естественных, «полевых» условиях, контроль за которыми со стороны исследователя невелик. Примеры использования каждого метода помогут нам понять их основные различия.

Как будет ясно, для социальных психологов, исследующих проблему агрессии, представляет интерес следующий вопрос: провоцируют ли фильм со сценами насилия или телепередача последующее поведение человека, который их посмотрел? Эту проблему можно исследовать, используя истинно рандомизированный или квази-эксперимент. Примером истинного эксперимента по данной проблеме является исследование Либерта и Верона. Мальчики и девочки двух возрастных групп случайным образом помещались в два экспериментальных условия: в одном случае они смотрели отрывок из телевизионной программы, содержащей сцены насилия, а в другом — увлекательные спортивные соревнования. После этого обеим группам детей как бы случайно предоставлялась возможность ударить другого ребенка. Дети, увидевшие сцены насилия, с большей вероятностью использовали такую возможность, по сравнению с теми, кто смотрел видеоматериал, не связанный с насилием. Поскольку дети были распределены по условиям «насилие» — «ненасилие» случайным образом, наблюдаемые различия в поведении можно было с уверенностью приписать характеру видеоматериала, а не индивидуальным особенностям детей.

Бейсболки из хлопка