Обстоятельства, снижающие валидность экспериментального исследования

Даже если исследователя удовлетворяет конструктивная валидность независимой переменной, остается открытым вопрос, действительно ли зависимые переменные позволяют оценивать именно то, что предполагалось. Создать показатель, в действительности отражающий сущность социально-психологического конструкта, не так-то легко. В социально-психологическом экспериментировании существуют три основных источника угрозы конструктивной валидности зависимых переменных: это социальная желательность, требования ситуации и ожидания экспериментатора.

Термин социальная желательность используется для описания того факта, что испытуемые обычно стараются выглядеть в положительном свете и поэтому могут неохотно сообщать о своих страхах, тревоге, враждебности, предубеждении или любых других качествах, которые, по их мнению, могут быть истолкованы отрицательно. В той степени, в которой параметры, оцениваемые экспериментатором, вступают в конфликт с требованиями социальной желательности, они не смогут верно отразить свойства исследуемого конструкта. Наиболее очевидный способ сделать эффект социальной желательности возможно менее выраженным — это использовать максимально незаметные способы оценки. Если участники опыта не знают, что именно интересует экспериментатора, они не смогут изменить свое поведение.

Требования ситуации — это такие ее особенности, которые сообщают испытуемому нечто о природе экспериментальной гипотезы. Индивиды, знающие, что они являются объектами исследования, часто интересуются задачами эксперимента и тем, какого рода ответы исследователь ожидает получить. Поэтому участники могут попытаться дать желаемые ответы, чтобы сделать приятное экспериментатору. Когда поведение развертывается в соответствии с намерением подтвердить гипотезу экспериментатора, его обозначают как «ответ на требования экспериментальной ситуации». Орн провел большое исследование «требований ситуации» и разработал различные методы определения их вклада в любой эксперимент. Он, например, обосновал необходимость использования глубокого постэкспериментального интервью в форме беседы, по возможности проводимой кем-то, кто не участвовал в опыте. В ходе интервью выясняется, как испытуемый представлял себе цель эксперимента и в какой степени его догадки повлияли на поведение. Разумеется, исследователи делают все от них зависящее, чтобы снизить влияние «требований ситуации». Например, они могут использовать неявные показатели или предупреждать испытуемых, что о цели эксперимента нельзя догадаться до его окончания, и в период их основной работы важно, чтобы они не старались догадаться о сути гипотезы. Вступительное сообщение, заставляющее испытуемых поверить в некую вымышленную цель эксперимента, — это еще один прием, широко используемый для уменьшения влияния требований ситуации на поведение испытуемых. Однако неубедительное объяснение может не столько снять проблему, сколько породить новые, и спровоцировать сомнения, которые без подобного вступления могли бы и не прийти им в голову.

Ожидания экспериментатора имеют отношение к его собственной гипотезе или ожиданиям относительно результатов исследования. Они могут непроизвольно влиять на поведение исследователя при взаимодействии с участниками эксперимента, повышая вероятность того, что их действия будут подтверждать проверяемую гипотезу. Розенталь назвал влияния подобного типа эффектом экспериментатора. Процессы, опосредующие влияние ожиданий экспериментатора, являются комплексными, включая и невербальное общение. Степень влияния ожиданий может быть оценена при привлечении к работе нескольких экспериментаторов и манипулировании их ожиданиями относительно результатов, которые должны быть получены. Несомненно, для того чтобы устранить подобные эффекты, экспериментаторов не следует посвящать в суть проверяемой гипотезы или хотя бы в специфику конкретных экспериментальных условий. Также можно свести к минимуму взаимодействие между экспериментатором и испытуемым и максимально автоматизировать эксперимент. В каждом опыте необходимо сокращать возможность передачи экспериментатором своих ожиданий испытуемому.

Если исследователю каким-то образом удастся защитить эксперимент от угрозы его внутренней и конструктивной валидности, останется еще один важный вопрос, также связанный с проблемой валидности: в какой мере причинная связь между X и О может сохранять свое значение вне лаборатории. Понятие внешней валидности характеризует факт существования выявленной зависимости вне тех обстоятельств, в которых она наблюдалась исследователем. Важным признаком эксперимента является тип его участников. Во многих случаях испытуемые работают бесплатно. Поэтому для установления внешней валидности важно рассмотреть, могут ли результаты, полученные на волонтерах, быть распространены на всю популяцию в целом. Интересно исследовать различия результатов, полученных на бесплатных и оплачиваемых испытуемых. Общий вывод состоит в следующем: существуют систематические личностные различия между платными испытуемыми и добровольцами. Кроме того, например, было обнаружено, что некоторые приемы, использовавшиеся в исследовании изменения установок, у добровольцев и платных испытуемых вызывали противоположные эффекты. По-видимому, волонтеры оказываются более чувствительными к требованиям ситуации и с большей готовностью стараются им соответствовать. Таким образом, внешняя валидность экспериментов с участием добровольных испытуемых является проблематичной; решение вопроса — привлечение «невольных» участников особенно в полевых экспериментах. Другая типичная тема критики социально-психологических (и не только) экспериментов — использование в качестве испытуемых студентов университета. Хотя студенты, конечно, не являются выборкой, репрезентативной для популяции в целом, их молодость, интеллект и более высокая степень обученности по сравнению со средними гражданами, обычно не угрожают валидности эксперимента. Большинство социально-психологических экспериментов проводится с целью понять процесс (процессы), лежащий в основе явления (такого, как изменение установки или формирование дружеских отношений), а вовсе не для того, чтобы описать всю популяцию (для этой цели больше подходит процедура опроса или интервью). В любом случае не существует серьезных оснований предполагать, что процессы, вызывающие такие явления, как изменение установки или формирование дружеских отношений, принципиально различаются у студентов и не студентов.

Бейсболки из хлопка