Зачем нам нужны эмоции?

Несомненно, что синхронизация психологических и физиологических процессов с целью мобилизации всех ресурсов организма при столкновении со значимым событием требует больших усилий. Отдельные системы не просто перестают выполнять свою обычную работу (например, мы не можем хорошо переваривать пишу или думать, находясь во власти сильной эмоции). Существенный выброс энергии буквально истощает ресурсы организма (поэтому длительная реакция активации, вызванная эмоцией, может быть рассмотрена как стресс). Для чего же существует столь затратный механизм?

Эволюционное значение эмоций

Хебб и Томпсон, глубоко проанализировав значимость исследования животного мира для социальной психологии, показали, что люди являются наиболее эмоциональными его представителями. Их вывод вызывает удивление. поскольку принято считать людей первыми существами, мыслящими рационально. Как можно понять этот парадокс? Один из ответов дает эволюционная теория Чарльза Дарвина. В своей работе «Выражение эмоций у человека и животных» он показал, что эмоции выполняют полезные для организма функции как при подготовке адаптивных поведенческих реакций, так и при регуляции взаимодействия у представителей стадных сообществ. Ставя акцент на функциональности внешних проявлений эмоций. Дарвин пытался показать, что типичные признаки определенных душевных состояний (особенно выражение лица и поза) можно рассматривать как паттерны адаптивного поведения, рудиментами которого они являются. Например, поднятые брови отражают стремление повысить остроту зрения, а движения принюхивания — желание избежать неприятных запахов. Основная идея Дарвина о том. что мы можем найти истоки человеческих эмоций в сигнальном поведении животных, была подтверждена исследованиями этологов

Эмоция как социальная сигнальная система

Выражение эмоции организма не только позволяет окружающим судить о реакции индивида на какое-либо событие или действие. Оно также сигнализирует о готовности к определенному поведению (например, агрессии в случае гнева) и тем самым существенно влияет на последующий процесс взаимодействия. Предположим, что человек с ножом в парке — это начинающий уличный грабитель и вы являетесь его «первой пробой». При этом многое будет зависеть от эмоциональных сигналов. которые вы ему пошлете. Если вы застынете на месте и вскрикнете, грабитель поймет, что он вас напугал, и. если ему удастся помешать вам сбежать, он может спокойно потребовать ваш бумажник. Если вы вскрикнете гневно и сделаете шаг ему навстречу (если вы чемпион по каратэ), он увидит, что вы в боевой готовности и можете напасть на него сами. Очевидно, что дальнейшее взаимодействие будет зависеть от эмоциональных сигналов, посылаемых партнерами по общению. Социальная психология человеческого взаимодействия также демонстрирует значимость эмоциональных сигналов в деликатных ситуациях установления отношений между мужчиной и женщиной, при взаимодействии в группах и во многих других социальных сферах.

Эмоция способствует изменчивости поведения

Эмоции являются квази-автоматическим механизмом реагирования. Мы не вполне способны изменить их течение или вообще отказаться от эмоций по собственной воле. Однако это и не просто слепые цепочки стимулов (stimulus) и ответов (responses) или S—R-цепи. Если в простых S—R-цепях специфический ответ непосредственно связан с вызывающим его стимулом, эмоции разрушают связь стимула и ответа, т.е. они разграничивают событие и реакцию. Тем самым инстинктивный автоматизм заменяется подготовкой к реагированию с использованием альтернативных ответов. Другими словами, организм может выбирать между различными ответами на одно и то же событие. Это более гибкий механизм. предоставляющий человеку больший выбор в поведенческих реакциях. Конечно. некоторый автоматизм сохраняется, и эмоции готовят нас. хотим мы этого или нет. к определенным видам адаптивного поведения.

Вернемся к нашему примеру. Если я являюсь чемпионом по каратэ и если моим поведением руководит только механизм S—R. я должен буду немедленно атаковать человека с ножом. Располагая эмоцией гнева, а не простой схемой реагирования «нападение—агрессия», я прежде всего переживаю гнев. что. помимо всего прочего, обеспечивает необходимый уровень йктивйшш и подготавливает мой организм к агрессивному действию. Кровоснабжение частей тела, наиболее важных при схватке, улучшается, и мышцы предусмотрительно напрягаются. Однако, поскольку эмоция гнева разрывает связь стимула и ответа, я уже не могу «просто» ударить потенциального врага. Эмоция подготавливает ответ, который можно рассмотреть с точки зрения его приспособительной целесообразности. Благодаря ей я располагаю некоторым дополнительным временем, называемым латентным периодом ответа, которое позволяет мне выбрать оптимальную реакцию из большого репертуара возможных видов поведения. Например, я могу не захотеть драться, если человек покажется мне сильнее или если я быстро обнаружу, что он просто обстругивает палочку для ребенка. Время, разделяющее возникновение эмоции и осуществление реального ответного поведения, делает возможным дальнейший анализ ситуации, включая оценку вероятности собственного успеха и серьезности последствий определенного действия.

Разграничение стимула и реакции позволяет продолжить рассмотрение ситуации и выбрать способ ответного поведения. Оно также позволяет ввести в социальное взаимодействие переговорный процесс, что является наиболее важной функцией эмоций. Однако, как было упомянуто выше, мудрая эволюция также обеспечила нам специфическую подготовку к действию, в которое возможно будет вовлечен организм. Это особенно важно при недостатке времени и невозможности продолжительного обмена сигналами, как в случае прямой опасности. О генетически обусловленном процессе подготовки к ответным действиям писали многие психологи. Таким образом, эмоция существенно влияет на мотивацию.

Переработка информации

Если мы уже не можем полагаться на врожденный механизм «стимул—реакция», необходимо выбрать критерии оценки постоянно обрушивающегося на нас потока информации. Исследователи социального познания все больше осознают, что когнитивная система человека не работает «всегда одинаково»; это не бесстрастное просеивание и сортировка информации, типичные для компьютера. Переработка информации человеком, особенно в области социального познания часто идет «от сердца» (эмоциональные реакции помогают нам отделять подходящее от неподходящего, важное от менее важного). Как отмечали старые философы, валентность (удовольствие или боль, приятность или неприятность) играет решающую роль в превращении «холодного» познания в эмоционально окрашенное. Некоторые критерии, используемые при оценке поступающей информации, основаны на врожденных предпочтениях. Новорожденные младенцы положительно реагируют на сладкое или отрицательно — на горькое. Однако многие критерии, используемые нами при оценке стимула, являются усвоенными или приобретенными в процессе социализации и выражают себя в потребностях, предпочтениях, целях и ценностях.

Регуляция и контроль

Какова роль чувства, одной из наиболее очевидных составляющих человеческих эмоций? По мнению Джемса, представляется вероятным, что индивиды постоянно отслеживают процессы, происходящие в организме. Можно предположить, что помимо мониторинга физиологических изменений чувства отражают все. что связано с синхронизацией работы различных подсистем организма в эмоциональном эпизоде. Чувство, таким образом, обеспечивает осознание и интеграцию всех составляющих эмоционального эпизода, таких, как наша оценка ситуации, телесные изменения в нервной системе, готовность к определенному поведению. а также выразительные сигналы, посылаемые окружению. Поскольку во время переживания эмоции состояние всех этих компонентов и их синхронизация постоянно меняются, наше чувство, являющееся их интегральным отражением, позволяет непрерывно отслеживать происходящее. Разумеется, такая способность необходима нам для регуляции к управления эмоциональными процессами.

Вернемся к проблеме очередности событий при эмоциональной реакции. Если чувство выполняет функцию отслеживания, отображения и интеграции всех составляющих эмоции, необходимо, как полагали Джемс и Ланге. считать ее последовательностью, а не причиной событий. Однако это не простая цепь причин и следствий вроде «я дрожу, следовательно, переживаю страх». Следует предполагать сложную динамическую систему взаимоотношений между различными компонентами эмоции. В частности, чувства отражают не только телесные изменения. но также и оценку индивидом ситуации, вызвавшей эмоцию. Такой подход может стать ключом к решению проблемы.

Руководствуясь пионерскими идеями Дарвина, социальные психологи и этологи выявили множество важных функций эмоций. В процессе эволюции развитие эмоций позволило разорвать инстинктивную связь между стимулами и реакциями. обеспечивая тем самым дополнительное время (латентный период ответа), в течение которого стало возможным выбрать определенное поведение из ряда возможностей, а также автоматически подготовиться к осуществлению адаптивных действий. Выражение эмоций выполняет важные сигнальные функции, делая возможными тонкие межличностные взаимодействия. Наконец, чувство как составная часть эмоции является мощным механизмом, облегчающим регуляцию и контроль эмоционально окрашенного поведения. Регуляция эмоций часто стратегически используется при социальном взаимодействии.