Язык и общение

Язык является посредником, с помощью которого приобретается социальное знание и осуществляется взаимодействие через книги, средства массовой информации и при непосредственном общении. Поэтому существенная часть социального знания приобретается через слова и грамматические правила. Значения слов, известные в социуме, а также правила коммуникации являются важным внешним хранилищем социального знания независимо от его внутренних отображений в головах отдельных людей. Уже на лексическом уровне при выборе слов для характеристики людей и их поведения имеются богатые возможности для когнитивных выводов и неосознанного приписывания свойств. Скрытый смысл глаголов вызывает устойчиво различающиеся каузальные атрибуции, создаваемые глаголами, обозначающими действие (помогать, вредить, подчиняться), и глаголами, обозначающими состояние (ненавидеть, любить, уважать). Одно и то же поведение можно описать как «Студент подчинился преподавателю» (глагол, обозначающий действие) или как «Студент уважает преподавателя» (глагол, обозначающий состояние). В первом случае поведение описывается как «покорное», тогда как вторая фраза говорит о статусе преподавателя в глазах студента. Иначе говоря, глаголы-действия семантически связаны с субъектами, а глаголы-состояния — с объектами (в большинстве случаев).

Прилагательные мы используем для характеристики черт и склонностей людей и групп. Они существенно различаются в отношении поведения, при характеристике которого используются, а также в отношении объема доказательств, необходимых для подтверждения или опровержения гипотезы, описывающей черты личности. Честный человек должен быть честен большую часть времени: тогда как наличие противоположной черты — нечестности — можно подтвердить несколькими описаниями подобного поведения. Прилагательные также различаются по объему своей применимости. Понятие говорливый применимо к более специфическому поведению, чем экстравертированный. Последний термин имеет более общую и широкую сферу применения, чем первый, хотя оба они могут быть использованы для описания одного и того же поведения в одной и той же ситуации. Поэтому не удивительно, что слова, используемые для описания людей и их поведения, существенно влияют на формирование и изменение социальных стереотипов. Мало что требуется для подтверждения стереотипа, характеризующего социальную группу как нечестную. Если такой стереотип сформировался, он будет служить основой множества допущений. Потребуются очень веские доказательства, чтобы опровергнуть стереотип и доказать, что человек или группа на самом деле честны.

Семин и Фидлер предложили систематическую таксономию глаголов и прилагательных, образующих язык межличностного общения. На наиболее специфическом уровне глаголы, описывающие действие, относятся к особым видам поведения в особых ситуациях. В этих случаях не требуется дополнительных объяснений наблюдаемого поведения (например, пожимать руки, целоваться, отворачиваться). Глаголы, объясняющие действие (помогать, вредить, препятствовать), также относятся к частным эпизодам, но их значение не выводится непосредственно из физических или воспринимаемых признаков действия. На следующем уровне абстракции глаголы, отражающие состояние (восхищаться, уважать, не любить), характеризуют более устойчивые аффективные или ментальные состояния, прямо не связанные с каким-либо единственным эпизодом. На самом высоком уровне прилагательные (честный, ненадежный, жестокий) используются вне зависимости как от специфических действий, так и от конкретных людей.

Выбор лингвистических категорий имеет существенное значение для интерпретации и мысленного отображения социального поведения. Если использовать понятия, относящиеся к различным уровням шкалы абстракции, начиная от описаний поведенческих актов и кончая прилагательными, в отношении одного и того же поведения могут быть сформированы различные предположения. Речь женщины-соискательницы можно описать как мягкую или свидетельствующую о колебаниях перед ответом (глаголы, описывающие и интерпретирующие действие) или как робкую и неуверенную (прилагательные). Последние более абстрактные суждения гораздо шире характеризуют ее личность, подтверждают наличие устойчивых свойств и указывают на недостаток волевого контроля (мы ведь редко используем прилагательные в приказах, например: «Перестань быть неуверенной!»). Наоборот, более специфичные высказывания предполагают наличие менее устойчивых свойств, значительную зависимость поведения от контекста (например, «в другой ситуации она может вести себя иначе») и более высокий уровень волевого контроля. Специфические термины также имеют более ясные связи с воспринимаемым миром и допускают возможность проверки и опровержения (в отличие от абстрактных характеристик). По-видимому, абстрактные категории играют существенную роль в сексистском языке Гарри Олдса.

Модель лингвистических категорий была применена к анализу межгруппового поведения в естественных условиях. В исследовании участвовали игроки в палио — традиционное конное соревнование между северными городами Италии. Отношения между группами его участников, как правило, враждебны. Испытуемым предъявлялись картинки, напоминающие сцены из мультфильмов, с изображениями «хорошего» и «плохого» поведения как членов собственной команды, так и противников. Для их описания испытуемые могли использовать слова любого лингвистического уровня. Межгрупповая лингвистическая установка проявлялась в систематической тенденции описывать негативное поведение противников и позитивное поведение членов своей группы более абстрактными терминами, чем собственные «плохие» и чужие «хорошие» поступки. Это означает, что для передачи социального знания при непосредственном общении и через СМИ язык используется независимо от личных когнитивных установок или эмоциональных конфликтов. Тем самым укрепляется и поддерживается установка в отношении «чужих» социальных групп. Язык не просто отрицает положительные мнения о чужаках и отрицательные — о членах собственной группы: межгрупповая языковая установка действует более тонко и изощренно и проявляется в использовании наиболее абстрактных слов для характеристики членов «своей» группы.