Когнитивно-аффективная регуляция

Граница, на которой соприкасаются познавательные процессы и внешняя среда, насыщена эмоциональными переживаниями, поскольку стимулы имеют отношение к надеждам и личностным ценностям индивида. В последние два десятилетия проводилось бесчисленное количество исследований взаимодействия аффекта и познания, однако сейчас мы находимся только на подступах к пониманию этой фундаментальной проблемы регуляции поведения.

Термин «регуляция поведения» в отношении познавательных процессов имеет двойственное значение. С одной стороны, это эмоциональные реакции, а с другой — предотвращение поведенческих шаблонов. Его первое значение хорошо известно: это так называемый принцип конгруэнтности настроения. Хорошо известно, что люди, пребывающие в хорошем настроении, более эффективно воспринимают, декодируют и воспроизводят позитивный материал: а в плохом настроении мы склонны лучше перерабатывать отрицательную информацию. Этим объясняется преобладание пессимистических мыслей и воспоминаний у людей, переживающих депрессию. В свою очередь, приятные переживания облегчают воспроизведение приятных воспоминаний и формирование благожелательных социальных суждений. Подобные факты объясняет сетевая ассоциативная модель памяти. Если предположить, что положительные переживания располагаются в памяти по соседству с другими положительными впечатлениями (стимулами или событиями), распространение активации, берущей свое начало из позитивно эмоционально окрашенного узла памяти, повысит активацию других позитивных содержаний памяти (имеющих отношение к приятным стимулам), но не повлияет на структурные компоненты, имеющие отношение к неприятным переживаниям или впечатлениям, или даже блокирует их. Именно поэтому позитивно окрашенные эмоциональные состояния приводят к более позитивным и оптимистичным социальным суждениям и к уменьшению количества суждений, связанных с риском и опасностью.

Если руководствоваться только принципом эмоционального соответствия, могут возникнуть нежелательные консервативные эффекты, приводящие к патологическому развитию. Депрессивное состояние может усилить неприятные воспоминания и спровоцировать пессимистические социальные суждения, которые, в свою очередь, могут проявиться в асоциальном поведении. Внешнее окружение будет реагировать на подобные поступки неприязненно, что дополнительно усилит депрессивное состояние индивида. Отсюда снова возникнут неприятные переживания и так до бесконечности.

Поскольку существует порочный круг депрессивного состояния. Айзен и его коллеги предположили существование положительной обратной связи, благодаря которой хорошее настроение делает поведение более альтруистическим. Хорошее настроение может воскресить приятные воспоминания и содействовать доброжелательному поведению в отношении ближних. Они. подобно зеркалу, также отвечают добром, что дополнительно усиливает исходное позитивное состояние.

К счастью для процесса адаптации индивида, некоторые регуляторные процессы задают определенные рамки свободному и неконтролируемому проявлению самоподдерживающихся циклов поведения. (1) Тенденция реагировать в соответствии с эмоциональным знаком своего состояния может уменьшиться, если субъект осознает его внешнюю причину (внешняя атрибуция настроения). (2) Ассоциативные эффекты подавленных состояний можно уменьшить, заставляя себя «работать» над собственным настроением. Люди. переживающие депрессию, могут попытаться улучшить свое состояние, активно избегая неприятных мыслей или сознательно ища более приятных объектов для раздумий.

В связи с проблемой эмоциональной регуляции следует также обсудить вопрос о стиле познавательной деятельности, или о возможности использования когнитивных стратегий, препятствующих закреплению как отрицательного, так и чрезмерно положительного эмоционального состояния. Многие исследования подтверждают, что отрицательные эмоциональные состояния делают переработку стимулов более систематической и организованной. Наоборот, положительные эмоции содействуют творчеству, вследствие чего иногда страдают полнота и точность переработки. Люди в хорошем настроении дают нестандартные словесные ассоциации; принимают решение на основании недостаточно полной информации и иногда выносят менее точные суждения по сравнению с людьми, пребывающими в плохом настроении. Однако хорошее настроение может повысить качество деятельности при решении сложных задач, требующих творческого и продуктивного мышления.

Хотя эмпирические данные относительно роли эмоций в процессе познания серьезны и неоспоримы, теоретический смысл этой зависимости еще неясен. Предполагается, что переживание позитивных или негативных эмоциональных состояний или «управление» ими потребляет различный объем когнитивных ресурсов; или что счастливые люди просто избегают усилий, которые могут испортить им настроение. Однако исследование Мартина и его коллег показало, что влияние эмоций на познание скорее отражает стратегии приспособления, чем ограниченность возможностей переработки. В их работе испытуемые должны были сформировать впечатление о человеке на основании описаний его поведения. В соответствии с инструкцией прекратить чтение, «когда возникнет чувство, что имеется достаточно информации», радостные люди переставали читать раньше грустных. Однако, когда инструкция была иной (читать «пока это занятие не перестанет доставлять вам удовольствие»), испытуемые, пребывавшие в хорошем настроении, работали с текстом дольше и, повидимому, извлекали из него больше информации. Этот пример убедительно демонстрирует подвижность и адаптивность аффективно-когнитивной регуляции.

Влияние эмоций на переработку информации определяется характером задачи. Если ее решение требует старания и тщательности, качество деятельности может улучшиться вследствие плохого настроения. Если та же задача формулируется в терминах получения удовольствия от процесса решения, более вероятно, что работе будет содействовать хорошее настроение.