Обстоятельства, снижающие валидность экспериментального исследования

В контексте исследовательской деятельности термин «валидность» означает степень обоснованности выводов из полученных результатов. В экспериментальном исследовании следует стремиться к максимизации каждого из трех типов валидности: внутренней, конструктивной и внешней.

Внутренняя валидность — это уверенность в обоснованности вывода по поводу того, что наблюдаемая связь независимой и зависимой переменных отражает причинно-следственную связь, выявляемую посредством данного плана эксперимента. Мы уже видели, что использование контрольной группы повышает внутреннюю валидность эксперимента; однако даже этот прием не устраняет всех возможных отрицательно сказывающихся на ней обстоятельств. Так, например, сравниваемые группы испытуемых могут различаться не только в отношении независимой переменной, исследуемой в эксперименте.

Представим себе на минуту, что в опытах, описанных выше, Милгрэм занял в каждом экспериментальном условии разных экспериментаторов: экспериментатор 1 работал со всеми испытуемыми, занятыми в первом условии, экспериментатор 2 — со всеми участниками второго условия и т.д. Хотя может показаться важным распределить работу по проведению опытов между разными сотрудниками, подобный прием представляет собой угрозу внутренней валидности эксперимента. Получается, что четыре экспериментальных условия в этом случае не будут различаться только по признаку расстояния между испытуемым и «жертвой». Отличие также будет заключаться в различии людей, ведущих опыт. Поэтому различная степень покорности, наблюдаемая в четырех условиях, может отражать значимость фактора расстояния или влияние личности экспериментатора (или некоторой комбинации этих факторов). Возникает опасность, что переменная «пространственная близость» может смешиваться со второй переменной, а именно, с различиями между экспериментаторами. Разобраться в эффектах смешения переменных невозможно.

Даже в том случае, когда мы уверены, что отношения между X и О носят причинно-следственный характер и что внутренняя валидность эксперимента велика, необходимо тщательно проанализировать конструкты, используемые при их описании. Конструктивная валидность характеризует валидность утверждения, согласно которому независимая и зависимая переменные верно отражают свойства («конструкты»), которые они призваны отражать.

В связи с проблемой конструктивной валидности независимых переменных возникает вопрос: действительно ли независимая переменная реально отображает изменение проверяемого теоретического конструкта? Например, в широко известном эксперименте Аронсона и Миллса участники, подвергшиеся чрезмерной агитации по поводу работы, оказавшейся довольно скучной дискуссией по половым вопросам, впоследствии сообщали о своей группе с большей симпатией, чем члены другой группы, подвергшиеся менее активной подготовке. Этот результат был интерпретирован как довод в поддержку теории когнитивного диссонанса. В соответствии с теорией когнитивного диссонанса осознание своих страданий в процессе достижения цели несовместимо с осознанием того, что она оказалась ничего не стоящей (когнитивный диссонанс). Предполагалось, что для уменьшения дискомфорта, вызванного диссонансом, индивид переоценивает достигнутую цель и рассматривает ее в более позитивном ключе.

Джерард и Мэтьюсон указывают, что данные Аронсона и Миллса допускают альтернативные интерпретации. Возможно, исходные мотивирующие воздействия и определили степень симпатии участников эксперимента к «своим» дискуссионным группам. Однако этот эффект мог быть вызван не обязательно различием в степени когнитивного диссонанса, который, как предполагалось переживался двумя группами испытуемых. Например, можно также предположить, что неинтересная дискуссия на самом деле была более приятна ее разагитированным участникам, чем членам второй группы. Для проверки этого объяснения (и других, подобных ему) Джерард и Мэтьюсон разработали эксперимент, в котором члены дискуссионной группы предварительно получали опыт неприятного переживания, не связанного с участием в эксперименте. Согласно их объяснению, впечатление от дискуссии никак не зависело от опыта неприятного переживания, тогда как теория когнитивного диссонанса считает связь между «страданиями» и групповой дискуссией значимой. Джерард и Мэтьюсон показали, что рост симпатий в отношении своей группы позитивно был связан со степенью остроты неприятного переживания, когда предварительный неприятный опыт имели все члены дискуссионной группы.

Шинка