Проблемы экспериментального исследования

Еще одна проблема, встающая перед экспериментатором в области социальной психологии, обусловлена культурным контекстом социального поведения. В любой культуре существуют нормы, ограничивающие социально приемлемое поведение в различных ситуациях. В результате при сходных обстоятельствах большинство индивидов ведут себя одинаково. Подобное поведение правильнее рассматривать как следствие культурных установлений или правил, а не как индивидуально-специфический психологический процесс. Экспериментальные ситуации не свободны от культурных норм. Более того, существуют основания полагать, что лабораторные эксперименты могут способствовать возникновению поведения. диктуемому ими. Трудности могут возникнуть, когда поведение в подобных ситуациях интерпретируется исключительно в терминах гипотетических внутренних процессов. Например, можно показать, что культурные нормы предписывают не задавать вопросов по поводу инструкции тому, кто проводит научный эксперимент. Если было сказано, что нанесение другому испытуемому серии ударов током нарастающей мощности «нужно науке», человек это делает. Готовы ли люди делать это, даже когда сила тока может привести к фатальным результатам, конечно, интересно, однако, говорит ли это нам что-либо о психологическом процессе, опосредующем послушание авторитетам. — это уже другой вопрос. Коротко говоря, важно не поддаться желанию сформулировать причинно-следственные закономерности в терминах психологических процессов в тех случаях, когда есть основания считать, что «объясняемый» феномен обусловлен культурными нормами.

Последняя проблема, которую стоит рассмотреть в данной связи, состоит в следующем. Хотя очевидной целью социально-психологического экспериментирования является приобретение научного знания в форме законов или принципов социального поведения, устойчивых во времени, есть основания сомневаться. позволяет ли эксперимент (или какой-то иной метод) получать доказательства. на которых эти законы или принципы могли бы основываться. Почему это имеет значение для социальной психологии и не важно для естественных наук? Необходимо принять во внимание, что в социальной и естественной отраслях знания отношения между исследователем и объектом исследования принципиально различны. Проверка теорий в естественных науках предполагает анализ и объяснение мира объектов, т.е. мира, не включенного в конструирование и интерпретацию собственной активности. Обратная ситуация складывается с объектами исследования в социальных науках. Будучи людьми, эти «объекты», конечно. будут осмысливать и оценивать свои действия. Таким образом, социальная психология не может полностью изолироваться от того, что она исследует. И профаны, и исследователи оказываются связанными пониманием и интерпретацией своего социального окружения. Неспециалисты способны освоить социально-психологические знания, использовать их и изменить свои действия, чего неспособны сделать атомы, элементы и частицы. «Тот факт, что «находки» социальных наук могут быть востребованы теми, кому это важно, не обязательно учитывать: однако такова природа этих явлений... Человеческие существа... — это не просто инертные объекты знания, но деятели, способные и склонные к тому, чтобы подключать теорию и результаты исследований к собственным действиям». Отсюда можно сделать вывод, что социально-психологические теории нельзя считать «законами», не меняющимися со временем. Если изучение социально-психологической теории заставляет людей изменять то самое поведение, которое она описывает, ясно, что подобная теория обладает только ограниченной по времени валидностью. Проблему недолговечности социально-психологических знаний не снимает и мета-анализ — сравнительно недавно разработанная техника статистического обобщения результатов независимых исследований одного и того же явления, используемая для проверки их устойчивости.

Как отражаются эти проблемы на статусе эксперимента в социально-психологическом исследовании? Необходимо отметить, что даже наиболее строгие критики экспериментального подхода не требуют отмены экспериментирования. Например. Герджен отмечает, что эксперименты будут продолжать играть важную роль в объяснении отношений между биологическими процессами (например, физиологической активацией) и социальным поведением, а эксперименты Милгрэма заставляют задуматься о коварной роли социального влияния. По его мнению, эксперименты могут активно влиять на теории: кроме того, экспериментирование может быть полезно прн оценке социальных реформ, например эффективности различных призывов к экономии энергии. Таким образом, дискуссии о полезности экспериментирования вращаются вокруг выводов, которые могут быть сделаны. «Традиционалисты» придерживаются взгляда, что эксперимент — это прочный фундамент знания, а критики вроде Герджена подвергают это утверждение сомнению.